ISO 9001-2015
г. Могилев ул. Народного ополчения, д.16А, к. 40
8.00-18.00 (Пн.-Пт.)
Новости

«Лаборатория Касперского» подает в ФАС жалобу на Apple

19 марта «Лаборатория Касперского» подала на Apple жалобу в Федеральную антимонопольную службу. Заявление касается политики Apple в отношении приложений, распространяющихся через App Store. Несмотря на давнюю историю успешного сотрудничества с Apple, мы считаем, что сейчас этот шаг необходим.

Почему «Лаборатория Касперского» решила обратиться в ФАС?

Подать жалобу нас вынудила следующая ситуация.

В прошлом году мы получили от Apple уведомление о том, что наше приложение Kaspersky Safe Kids для iOS не удовлетворяет требованиям пункта 2.5.1 правил для приложений, размещаемых в App Store. Раньше никаких вопросов к Kaspersky Safe Kids в этом плане у Apple не было — оно около трех лет размещалось в App Store и удовлетворяло всем условиям.

Выяснилось, что, по мнению Apple, использование конфигурационных профилей противоречит политике магазина App Store, и Apple потребовала их убрать, чтобы приложение прошло ревизию и могло быть размещено в магазине. Для нас это значило исключить из Kaspersky Safe Kids две основные функции: контроль приложений и блокировку браузера Safari.

Обе функции важны. Одна позволяет родителям задавать, какие приложения у детей не получится запустить на основании возрастного рейтинга самого App Store. Другая дает возможность скрывать на устройстве все браузеры, чтобы дети могли открывать веб-страницы только через безопасный браузер, защищающий их от небезопасного контента.

Получается, что, убирая эти функции из версии Kaspersky Safe Kids для iOS, мы изрядно подводим родителей, которые надеются, что их дети могут безопасно пользоваться айфонами и айпадами, на которых установлено наше приложение. А для нас очень важно, чтобы наши клиенты от мала до велика были в полной безопасности и получали именно то, на что рассчитывали.

Почему мы считаем, что мы правы

Стоит отметить, что такое изменение в политике Apple по отношению к нашему приложению и, по сути, ко всем разработчикам ПО для родительского контроля, произошло сразу после того, как компания из Купертино представила в iOS 12 собственную функцию Screen Time. Эта функция позволяет пользователям контролировать, сколько они проводят в тех или иных приложениях или на тех или иных сайтах и задавать ограничения по времени. В сущности, это собственное приложение для родительского контроля от Apple.

С нашей точки зрения получается, что Apple использует свое положение владельца платформы, а также контролера единственного канала доставки приложений пользователям этой платформы, чтобы диктовать условия, не позволяя другим разработчикам выступать на равных. Из-за появления новых правил разработчики приложений для родительского контроля могут потерять часть пользователей и понести убытки. Но главное, что пострадают сами пользователи, которые лишатся части важных функций. Да и сам рынок программ для родительского контроля будет двигаться к монополизации и, как следствие, стагнации.

Кто-то может возразить: магазин App Store принадлежит самой Apple — и почему бы ей не задавать там свои порядки? Дело в том, что другие магазины приложений на iOS Apple использовать не разрешает, то есть получается, что она контролирует единственный канал доставки приложений от разработчиков к пользователям. Устанавливая свои правила в отношении этого канала, компания транслирует свою рыночную власть и на другие смежные рынки — например, на рынок программного обеспечения для родительского контроля, на котором она только недавно вообще начала играть.

И именно в этом распространении своего влияния за счет обладания так называемой ключевой мощностью на другие сегменты, которое приводит к ограничению и устранению конкуренции, мы видим признаки нарушения антимонопольного законодательства, заключающегося в создании барьеров и дискриминации нашего ПО.

Мы неоднократно пытались связаться с Apple, чтобы уладить эту ситуацию, но конструктивных переговоров не получилось.

Мы не одиноки

Проблема с запретом на использование конфигурационных профилей в той или иной мере коснулась не только нас, а вообще всех разработчиков приложений для родительского контроля. Впрочем, это и не единственная тема, по которой у разработчиков софта есть вопросы к Apple. Например, недавно жалобу в Еврокомиссию на Apple подала компания Spotify, которая также считает, что в Купертино используют положение монополиста для продвижения своих сервисов, не давая остальным шансов соревноваться на равных.

Другие разработчики решений для родительского контроля, также потерявшие возможность ограничивать доступ к приложениям, не в восторге от ситуации. Например, в такой же ситуации оказалась AdGuard. А, скажем, приложение для родительского контроля Kidslox все еще можно скачать из App Store, но обновления к нему не проходят ревизию Apple и поэтому не попадают в магазин приложений. И это при том, что разработчики Kidslox приняли условия Apple и попытались воссоздать функциональность своего приложения с помощью тех методов, которые им посоветовали.

В свое время мы оказались в такой же ситуации по отношению к Microsoft, но обращение к регуляторам позволило нам решить проблему и продолжить сотрудничать с компанией на условиях, которые были приемлемы для всей индустрии кибербезопасности и самих пользователей.

Мы очень рассчитываем на то, что мы также сможем и дальше взаимовыгодно сотрудничать с Apple, и для этого нам необходимо создать условия, в которых «Лаборатория Касперского» и другие компании на равных конкурируют друг с другом. Сейчас условия явно отличаются — и поэтому мы обращаемся в ФАС.

Почему монополии — это плохо

Развитие и прогресс возможны только в условиях здоровой конкуренции — когда компаниям, создающим похожие продукты, необходимо придумывать что-то, что привлекло бы пользователя именно к их решению. Как только на рынке появляется доминирующий субъект, то он начинает устанавливать свои правила, которым все вынуждены следовать. Зачастую эти правила ставят многих в невыгодное положение, но выбора у них нет. В результате прогресс практически останавливается, потому как монополисту нет смысла развивать свои решения — альтернатив ведь не предлагают.

Для решения подобных ситуаций и существуют регуляторы, такие как ФАС, и в целом подобные вопросы традиционно решаются на государственном уровне. Проблема монополий довольно сильно волнует государства, поскольку они заинтересованы в развитии максимального количества компаний.

Например, недавно сенатор США Элизабет Уоррен (Elisabeth Warren) предложила запретить крупным компаниям, ставшим монополистами, таким как Facebook (напомним, ей принадлежат Instagram и WhatsApp), Google, Apple и Amazon, размещать приложения на собственных платформах. Уоррен предлагает разделить крупные цифровые гиганты и запретить им продвигать свои продукты на платформах, которыми они владеют, так как при существующем раскладе, они по умолчанию будут создавать преференции своим решениям. Действительно, а кто бы так не делал?

США это уже проходили, например, с компанией Standart Oil, которая осуществляла добычу, транспортировку и переработку нефти, а также маркетинг нефтепродуктов. 100 (!) лет назад сложилась аналогичная ситуация — и правительство США решило разделить Standart Oil. Она распалась на несколько маленьких компаний, но в итоге разделение удвоило совокупную стоимость акций Standard Oil.

Так что мы уверены в своей правоте и в том, что наша инициатива полезна для рынка в целом. Мы очень рассчитываем, что Apple предоставит сторонним разработчикам конкурентоспособные условия, чтобы они могли продолжать взаимовыгодно сотрудничать с компанией и двигать прогресс дальше.